Попытки додуматься самим не дали результата, но всё же мы думали, что нашли ответ, как вдруг подошла Ирочка…

Наша Ирочка сходу отгадала слово, которое не могли отгадать все айтишники



Мы даже подумать не могли, что всё окажется настолько сложным, однако нашли ответ. Так казалось.

Работаю на компьютерной фирме. Электронщик я неплохой, заказы идут, и в «железе» я, без ложной скромности, разбираюсь. Но неделю назад произошла у нас история, за которую не только мне, но и всем компьютерщикам города стало стыдно.

Было это в обед. Я жевал бутерброд и гонял какую-то игрушку – отвлекался. И тут звонит мне Степаныч – шеф рекламного отдела.

— Игорь, ты ведь в «железе» у нас спец, да?

— Ну, в общем, никто не жаловался, Степаныч, — отвечаю. – А что, проблема какая-то?

— Угу, — говорит тот. – Мы тут кроссворд разгадать не можем. Вопрос – «материнская плата».

— Сколько букв? – спрашиваю.

— Восемь. И заканчивается на «ы».

Я задумался. За доли секунды перебрал в уме все известные «материнки». Ничего похожего. Начал вспоминать прежние модели. По нулям.

— Степаныч, я что-то в ауте. Не могу такую вспомнить. Погоди, я в ящиках посмотрю – ты же знаешь, у меня там барахла за 10 последних лет. А вы в инете поройтесь пока.

— Час уже роемся – мрачно ответил тот. – Нету такой модели.

— Ищите дальше, — сказал я и пошел перебирать ящики.

В общем, работа на фирме встала. Все компьютерные отделы рылись в интернете и журналах. Я тоже обзванивал всех знакомых – включая друзей по институту. Потом сидел на англоязычных сайтах, и даже начал пробовать китайские. НИЧЕГО.

К шести часам вечера мы собрались по домам, уязвленные в своей профессиональной профпригодности. На выходе зашли махнуть рукой Ирочке, нашей секретарше (она всегда уходила последней).

— А вы чего мрачные такие? – спросила она, увидев наши рожи.



— Да так, кроссворд полдня разгадывали. И одно слово так и не угадали.

— А что за слово-то? – поинтересовалась Ирочка.

— Да неважно, это все равно не к тебе. По «железу» вопрос.

— Ну а все-таки? Мне же интересно!

— Ну смотри, — ответил за всех нас Степаныч. — Материнская плата, 8 букв, последняя «ы». Тебе оно надо?

— А причем тут «железо»? – хлопая глазами с накладными ресницами, удивилась Ирочка. – «Материнская плата» с «ы» на конце – это же алименты!

И только тут мы поняли, какие мы лохи.

Обязательно не забудь поделиться статьёй с друзьями!

Источник

Тоже интересно